Русская художественная эмиграция в Европе ХХ век

Статьи » Русская художественная эмиграция в Европе ХХ век

Страница 11

Третья глава диссертации озаглавлена Русский Берлин состоит из трех разделов. Первый из них посвящен Инфраструктуре русской художественной жизни в германской столице. Число переселенцев из России к началу 1922 года достигало, по некоторым данным, 250 тыс. человек, большая часть которых принадлежала к образованным слоям общества. В это время Берлин теснее, чем другие эмигрантские центры, был связан с метрополией (правда, такое положение сохранялось недолго - только в первой половине 1920-х годов). Вслед за многочисленными мемуаристами и исследователями можно утверждать, что именно тогда через Берлин пролегал мост, который после массового оттока интеллигенции из советской России еще как-то соединял две разъятые ветви русской культуры, два ее потока - наподобие сообщающихся сосудов. Так было до тех пор, пока на рубеже 1920-х-1930-х годов вокруг России не опустился железный занавес. В Берлине в 1920-е годы жили и работали многие художники, ставшие известными и за пределами России еще до событий 1917 года. Их деятельность, в силу большей открытости культурной жизни Берлина для всей Европы (по сравнению с Белградом и Прагой), оказалась на виду, а это имело немаловажное вдохновляющее значение для всей эмигрантской творческой среды.

В данном разделе третьей главы рассмотрены культурные институции русской эмиграции, с которыми соприкасались художники в Берлине. В первую очередь это Дом Искусств, основанный осенью 1921 года - своеобразный творческий клуб, деятельность которого, из-за отсутствия помещения, разворачивалась раз в неделю в арендовавшемся зале кафе Ландграф. В числе учредителей ДИС-Ка были художники И. Пуни и Н. Милиоти, а среди членов - А. Арнштам, К. Богуславская, Н. Исцеленов, В. Масютин и другие художники. Сам факт создания ДИСКа - еще одно подтверждение того, что русские эмигранты повсюду, где они оказывались, стремились объединяться с соотечественниками, чтобы сохранить привычную среду и атмосферу общения: различные кружки, союзы, литературно-художественные диспуты, издания на родном языке. Это особенно характерно для Берлина и Парижа).

В данном разделе характеризуется издательская деятельность русских эмигрантов в Берлине, где в период 1918-1928 годов она приобрела необычайно широкий размах (188 русских издательств). Диссертант сосредотачивает внимание на художественных изданиях с иллюстрациями русских художников, публиковавшихся издательствами И. Ладыжникова, С. Ефрона, Геликон, Русское искусство. Отдельный экскурс в данном разделе посвящен художественной периодике, диапазон которой был тоже весьма обширен. На одном полюсе находился издававшийся главой Русского искусства А. Коганом в 1921-1926 годах иллюстрированный журнал Жар-птица, который распространялся также и в Париже (вышло 14 номеров). Профессионально освещая события художественной жизни Берлина, Парижа и почти всего Русского Зарубежья, журнал отличался не только серьезностью содержания, но и высоким уровнем оформления и полиграфии. Попутно затронуты и другие периодические издания, освещавшие проблемы и новости художественной жизни с близких Жар-птице позиций (Бюллетень Дома Искусств 1922 года, вышло три номера и Театр и жизнь 1921-1923 годов, 17 номеров). На другом полюсе русской художественной периодики в Берлине находился проконст-руктивистский журнал Вещь, вышедший тремя номерами в 1922 году. Он издавался издательством Скифы под редакцией И. Эренбурга и Эль Лисицкого и занимал проконструкти висте кую позицию.

Спектр направлений русского искусства, представленных в Берлине начала 1920-х годов занимал пространство между стилизацией и примитивизмом позднего модерна и авангардом в формах геометрической абстракции и прикладного конструктивизма. Сочетание иллюзий ретроспективизма и утопий новаторства характеризуют разнообразие пристрастий и творческих интересов русских художников и вообще людей искусства в их берлинской колонии. Двойственность отличала и их отношение ко всему, что происходило в России, в том числе и в сфере культуры. Поэтому единства точек зрения не следует искать даже среди близких по духу русских берлинцев. В качестве примера диссертант приводит ожесточенную полемику между двумя сторонниками новаторства - И. Эренбургом, редактором Вещи и автором книги 1922 года о конструктивизме и супрематизме А все-таки она вертится!, - и И. Пуни, ответившим ему через несколько месяцев своей книгой Современное искусство.

Помимо клубного объединения в Доме Искусств, в Берлине существовали и преимущественно профессиональные сообщества русских художников - например. Союз русских живописцев, ваятелей и зодчих (учрежден в 1923 году) с участием А. Архипенко, И. Пуни, К. Богуславской, А. Арнштама и Н. Зарецкого, избранного председателем. Однако деятельность Союза оказалась недолгой, поскольку он возник во время, когда уже начался отток основной массы эмигрантов из Берлина. Ранее, в 1918 году в Берлине была основана Ноябрьская группа, которая неоднократно декларировала радикальность своих творческих и политических позиций. Среди прочих в ее составе числились В. Кандинский, К. Малевич, Эль Лисиц-кии, М. Шагал, С. Шаршун, А. Явленский.

Страницы: 6 7 8 9 10 11 12 13 14 15 16

Это интересно:

Искусство среднего царства
Около 24 века до н.э. Египет распался на ряд областей, возглавляемых местными правителями. В 21 веке вновь началась борьба за объединение. Фиванские правители Юга снова объединили Египет, однако они не смогли окончательно подчинить себе н ...

Идеологическая основа
Идеологической основой для нового стиля было ослабление духовной культуры и духовной силы религии, раскол церкви (на протестантов и католиков), борьба различных вероучений, отражающих интересы различных классов: католицизм выражал феодаль ...

Текст источника как объект анализа для историка и филолога
В сфере гуманитарного познания интеллектуальные операции с чужим описанием того или иного фрагмента социальной жизни являются основным источником для формирования своих собственных суждений о том, что не дано исследователю как фрагмент ег ...