Текст источника как объект анализа для историка и филолога

Статьи » Текст источника как объект анализа для историка и филолога

Страница 2

Этот пример понадобился для того, чтобы на конкретном материале показать как формируется "список вопросов" к тексту источника. Диалог с текстом является важным инструментом объективации процесса его анализа. Это весьма существенное средство для известного "замедления" понимания текста. И необходимо оно для последовательной проверки всех предпринимаемых шагов анализа.

Обычно в рамках курсов по выбору для старшекурсников истфака им предлагаются неатрибутированные фрагменты источников. Цель таких упражнений состоит в том, чтобы научить извлекать из текста сообщения сведения о личности и позиции автора. Это учебное задание позволяет корректировать выводы, поскольку в действительности автор известен.

1. Работа с текстом источника начинается с имманентного анализа его содержания. Очень важно научить студента ясно видеть весь тот путь, по которому движется понимание текста. Этой цели служит (само)наблюдение при чтении изолированного текста. Например: 1) "Американцы живут в мире псевдофактов, искусственно созданных их собственной прессой" "Я не люблю ангажированности СМИ. В цивилизованных странах это явление не приобрело такого размаха, и сам Мэрдок не влияет на политику своих компании так, как это происходит у нас. Политическая ангажированность - удел стран третьего мира, и Россия оказывается в их числе" (Артем Тарасов). В чем хочет убедить читателя автор-1? - В том, что Америке пресса не создает реальную картинку действительности. А автор-2? - В (цивилизованной) Америке СМИ не ангажированы. Понятно, что СМИ должны объективно информировать население. Объективно - то есть без "псевдофактов" и "ангажированности".

Позиции противоположны. Для имманентного анализа этого достаточно. Нас пока не интересует, кто скрылся за псевдонимом Ушкуйник, и до какой степени Тарасова отредактировал корреспондент. Нас пока не должно заботить, как там в США на самом деле обстоят дела со СМИ. Может, и Америки никакой нету. Даже это последнее допущение не изменяет результатов имманентного анализа сообщения источника. Потому что проверка и интерпретация в соответствии с целями дальнейшего исследования - это другой этап анализа. Мнение источника - священно. Этот подход не кажется странным, когда мы интерпретируем древний источник. Например, летопись сообщает, что Добрыня отсоветовал Владимиру I идти на волжских булгар, потому что они все в сапогах. Понятно, что сапоги у скотоводов не были столь статусны, как у киевских землепашцев-лапотников. Вероятно, были и стратегические причины для перемирия. Но это не мешает нам цитировать летопись. А уже потом вклиниваться со своим мнением. Так почему же столь часто смешивается прочтение и интерпретация при работе с современными источниками?

2. Работа с терминами и названиями реалий. Известно, что при встрече с непонятым словом на некоторое время блокируется и понимание вполне ясного сообщения, следующего за ним. Проще говоря, если вместо "существует зависимость между выбором агрессивных и нейтральных слов и характером автора" шестиклассникам сказать "существует корреляция между выбором агрессивных и нейтральных слов и характером автора", есть большая вероятность, что они не поймут не только слово "корреляция", но и смысл, в общем извлекаемый из остального.

Вот как описывает летопись начало татарской переписи в Новгороде: "В лето 1257 пришла в Новгород весть из Руси злая, что хотят татары тамги и десятины от Новгорода". Чтобы понять, почему новгородцы выступили против демографической статистики, надо учесть, что тамга - налог с торговцев и ремесленников, а десятина - дань в размере десятой части любых доходов. Слово может менять свое содержание. Мы до сих пор говорим "перочинный нож" и "постное масло", хотя многие не соблюдают постов и никто не чинит гусиные перья для письма. Вот ошибка современного автора: "Все тот же момент: пустили деньги под нож . Но было сказано самим Шеленбергом, что рубли золотые, Представляю: бедные немецкие разведчики стальными крупповскими ножами золотые рубли режут. вы-то представляете себе наш червонец? Вы-то знаете, что это монета, а не купюра?". В бытовой речи экономия наименований приводит к неочевидным сужениям смысла. Например, в Москве нашего времени "мясо" - это "говядина", а не "свинина" или "курица"; "песок" - "сахар-песок", а просто "сахар" - это именно редкий "кусковой", а не "песок" и не "рафинад". Вот пример осознания перемен в бытовом словаре: "Жили все бедно, поэтому возвращение солдата с войны отмечали скромно: бутылка водки, картошка, квашеная капуста, которую мы называли соленой". Историк должен любить деталь, как Плюшкин. Иногда не политический факт, а именно деталь повседневности помогает разоблачить фальсификацию мемуаров: "Так, например, гости Сталина СОЛЯТ "по вкусу" поданную им селедку .".

Страницы: 1 2 3

Это интересно:

Материально-культурное развитие Западной Европы
Если в Новое время материальное производство основывалось на сельскохозяйственной деятельности и ремесленном труде, то материальное развитие Новейшего времени - это основанное преимущественно на индустрии (как в промышленности, так и в се ...

Становление русского самодержавия
Большинство трудов по проблеме самодержавия отмечают два этапа его становления и развития: XVI-XVII века - период осуществления правления монархом совместно с Боярской думой и боярской аристократией; XVIII-XX века - период абсолютной мо ...

Народные механизмы языковой традиции
Среди совокупности различных коммуникаций, поддерживающих любую общность людей, вербальные коммуникации, проходящие на естественном языке, занимают важнейшее место. Соответственно в общем массиве этнической традиции языковая традиция игра ...