Категории лица, сказуемости и предикативности в языке кечуа

Статьи » Категории лица, сказуемости и предикативности в языке кечуа

Страница 2

Труднее дать объяснение формам 2-го л. ед. и мн. ч. имен и глаголов. Наиболее вероятным нам кажется предположение о вторичности элемента -i-, появившегося в именном суффиксе по аналогии с формой 1-го л. или в связи с общей для именной и глагольной парадигм тенденцией к двухконсонантному началу личных аффиксов.

В 3-м л., как уже отмечалось, повсюду обнаруживается -n (иногда факультативное, о чем ниже).

Изложенные выше факты позволяют представить строение личных аффиксов имени и глагола в следующем виде (в круглых скобках даны реконструируемые элементы, отсутствующие, по крайней мере, в говоре Куско, в квадратных - предположительно вторичный элемент, возникший по аналогии):

Анализ личных показателей подтверждает предположение о том, что рассматриваемые финитные формы глагола генетически распадаются на собственно показатели лица, идентичные таковым в имени, и элемент -n, относительно которого, как отмечалось, естественно предположить, что именно он является характерным выразителем некоторой глагольно-сказуемостной сущности. Для более точного определения этого элемента необходимо выйти за рамки морфологии глагола и рассмотреть категорию сказуемости как на синтаксическом, так и на логико-грамматическом уровне.

В свете исследований В.З. Панфилова (см., например, 6, 7) в языке кечуа можно различать два типа сказуемого: 1) логическое сказуемое (предикат, рема), например: Wasiykin wasiymanta aswan hatun "Твой дом больше моего", Karuta chayanapaqqa allillamantan purina "Чтобы далеко уйти, надо идти медленно". Показателем ремы является элемент -n (-mi после согласного), относимый обычно к частицам на том основании, что он может оформлять любой член предложения. Во втором примере наличествует и показатель логического подлежащего (субъекта, ремы) -qa; 2) синтаксическое сказуемое а) выражаемое именной частью речи: Kayqa wasin "Этотдом", Kay warmi(qa) sumaq(mi) "Эта женщина красива" (ср. Sumaqqa kay warmin "Кто красив, так это вот эта женщина"); именное сказуемое, как правило, оформляется той же "частицей" -n; б) собственно глагольное сказуемое: ruwani "я делаю", apanku "они несут", Noqaqa sapa p'unchaymi panaywan kuska mikhuni "Я обедаю вместе со своей сестрой каждый день". В последнем примере noqaqa "я" - логическое и синтаксическое подлежащее, sapa p'unchaymi "каждый день" - логическое сказуемое и mikhuni "ем, обедаю" - глагольное сказуемое, выраженное 1-м л. ед. ч. индикатива.

Анализ этих данных приводит к выводу о том, что выделяемый в финитных формах глагола элемент -n, а также показатели именного сказуемого и ремы обнаруживают не только материальную тождественность, но и известную функциональную общность. Во всяком случае представляется вполне естественным, что личные формы глагола, единственная функция которых в языке кечуа - быть синтаксическим сказуемым, имеют в своем составе экспонент, материально идентичный показателю логического и именного сказуемого. Можно предположить, что синтаксическая категория предикативности в языке кечуа исторически выражалась на морфологическом уровне одинаково, независимо от того, какой частью речи было представлено сказуемое. Так, предложения Kay runa(qa) waynan "Этот человек молод" и Kay runa(qa) llank'an "Этот человек работает" и сейчас идентичны не только с точки зрения синтаксического строения, но и с точки зрения морфологической структуры сказуемого. Лексемы, выступающие в них в качестве сказуемого, различаются лишь семантически: wayna выражает качество, а llank'a - действие, хотя и между этими категориями граница не всегда отчетлива. Так, предложение Kayqa k'anchan наряду с переводом "Это свет" допускает и перевод "Это светит". " .В ряде языков, - отмечает В.З. Панфилов, - любое имя в функции сказуемого становится глаголом, получая особый словообразовательный аффикс и словоизменительные формы глагола. Так, например, в эскимосском языке имеем: юк "человек", юг-у-к' "это есть человек"; малг'ук "два", малг'уг-у-к "это есть два" и т.п.". Конечно, и кечуанские формы типа runan "(это) человек" можно было бы рассматривать как предикативные формы имени наподобие вышеприведенных или форм категории сказуемости, например, в турецком языке. Однако говорить о категории сказуемости кечуанского имени все же нет оснований, так как формы типа runan не имеют словоизменительных категорий (лицо, число, время, наклонение), типичных для глагольного сказуемого. Впрочем, возможность выразить эти категории в языке кечуа, естественно, имеется благодаря наличию связки kay, обнаруживающей несомненную материальную общность с указательным местоимением kay "этот". Связка kay не употребительна в 3-м л. наст. вр., но наличие у нее полной глагольной парадигмы, с одной стороны, и отсутствие семантической наполненности - с другой, превращает ее в своего рода морфологическую "подставку" для соответствующих аффиксов, не сочетающихся в именем непосредственно.Что касается взаимоотношения логического и синтаксического сказуемых, то и здесь в ряде языков регистрируются идентичные способы их оформления. Так, при сравнении китайских предложений Та кань чжунго бао "Он читает китайскую газету" и Та кань-ды шы чжунго бао "Он китайскую газету читает" обнаруживается, что при поляризации высказывания с точки зрения логико-грамматического членения тема в китайском языке оформляется номинализатором ды и становится синтаксическим подлежащим, а рема занимает позицию именного сказуемого и снабжается присущей последнему связкой шы. Об этом же свидетельствуют и факты тех языков, где существует категория определенности неопределенности имени, находящая выражение как в пределах слова (семитская нунация мимация), так и вне его (артикли). в этом случае для неопределенного имени характерна как функция ремы, так и функция именного сказуемого. Заметим, что и кечуановедческой грамматической традиции не чужда интерпретация экспонентов темы и ремы как аналогов соответственно определенного и неопределенного артиклей европейских - в первую очередь, естественно, испанского - языков.

Страницы: 1 2 3

Это интересно:

Мстёра
В коллекции произведений современных художественных промыслов, хранящихся в Русском музее, значительное место занимает лаковая миниатюра Мстёры. Изготовление лакированных шкатулок с миниатюрной росписью на крышках возникло в нынешнем пос ...

Иконы спасителя
Спас нерукотворный. Как известно, первой иконой был Нерукотворный образ Спасителя, чудесно запечатленный на полотенце (убрусе), которым Господь утер Свое лицо. Сам святой убрус не сохранился до нашего времени, но иконы Нерукотворного обр ...

Славянские реки и формирование культуры
Велико и благотворно было историческое значение славянских рек. Они не только кормили славянина своими обильными рыбными запасами, но они представляли в его распоряжение густую и удобную сеть летних и зимних путей сообщения. Летом реки бы ...