Лоренцо Гиберти

Статьи » Лоренцо Гиберти

Страница 5

У Лоренцо с его гением, с присущим ему изяществом в ваянии статуй фигуры не могли не выходить замечательными, когда ему приходили в голову прекрасные сюжеты композиции. Это обнаруживается в седьмом рельефе, где изображена гора Синай, а на вершине ее - Моисей, который коленопреклоненно принимает от Бога скрижали. На середине горы ждет его Иисус Навин, а у подножия - весь народ, напуганный громом, молнией и землетрясением, в разнообразных положениях. В восьмом рельефе Лоренцо обнаружил огромную старательность и любовь, представив, как Иисус Навин пошел на Иерихон, повернул Иордан, воздвиг двенадцать шатров, в которых поместились двенадцать колен израилевых. Все это очень хорошо сделанные фигуры, но еще лучше барельефный задний план, где евреи двигаются вокруг Иерихона с трубными звуками, и от этих звуков рушатся стены иерихонские и город достается им.

Лоренцо совершенствовался в своем искусстве изо дня в день. Это видно по девятой картине, где изображено убийство Голиафа, которому Давид рубит голову в позе ребяческой и в то же время воинственной, а полчища филистимлян обращаются в бегство перед воинством Божиим. Здесь - люди, лошади, колесницы и другие орудия войны. Здесь же представлено, как возвращается Давид с головою Голиафа в руках и как народ встречает его с музыкой и песнями. Все передано очень живо и изящно. Лоренцо осталось сделать все, на что он был способен, в десятом и последнем рельефе, где царица Савская с огромной свитой приезжает к царю Соломону. Здесь он изобразил здание в перспективе, а все фигуры так же хороши, как и в предыдущих рельефах. Наконец, он сделал орнаменты архитравов, которые идут кругом всей двери; они составлены из фруктов и фестонов.

По этой работе, взятой в целом, можно видеть, что гений и мощь мастера скульптурного дела при работе на фигурах высокого, среднего, низкого и совсем низкого рельефа способны сделать в области композиционного замысла, в изобретательности поз мужских и женских, в разнообразии архитектурных мотивов, в перспективе, в передаче на пространстве всего произведения изящества, присущего каждому полу: достоинства—у стариков, ловкости и грации—у молодых. Микеланджело Буонарроти, остановившийся однажды, чтобы посмотреть эти двери, ответил на чей-то вопрос, как они ему нравятся и хороши ли они: «Они так прекрасны, что достойны быть вратами рая»,—похвала, поистине заслуженная и от человека, способного ценить эти вещи. Лоренцо довел свой труд до конца, начав его в двадцатилетнем возрасте и работая в течение сорока лет.

В отделке и полировке дверей, после того как они были отлиты, Лоренцо помогали многие художники, в то время еще молодые, потом ставшие первоклассными мастерами,—Филиппе Брунеллески, Мазолино да Паникале, Никколо Ламберти, ювелиры Парри Спинелли, Антонио Филарето, Паоло Уччелло, Антонио дель Поллайоло, который тогда был совсем юным, и многие другие.

Лоренцо кроме вознаграждения, уплаченного ему консулами, получил еще хороший участок земли близ аббатства в Соттимо в дар от синьории, а через некоторое время был избран приором и удостоился таким образом высшей должности в городе. За то, что в этом случае флорентийцы оказались благодарными, они в той же мере заслуживают порицания за то, что по отношению к другим великим людям своей родины они оказались мало признательными.

После этой необыкновенной работы Лоренцо сделал бронзовое украшение для дверей того же храма, которые находятся против госпиталя, с замечательными гирляндами. Окончить его он не успел так как умер, когда уже сделал набросок и почти вылепил модель, по которой должны быть переделаны двери, отлитые Андреа Пизано.

Кроме созданных им вещей Лоренцо оставил своим наследникам много антиков, бронзовых и мраморных, например, ложе Поликлета, представлявшее величайшую редкость, бронзовую ногу натуральной величины, несколько голов, женских и мужских, вазы. Остались после него и торсы статуй и многое другое, и все это пошло прахом. Антики частью (там было и ложе Поликлета и вообще лучшие вещи) были проданы Джованни Гадди, который в то время был клириком апостольской камеры. После Бонаккорсо остался сын, по имени Витторио, который тоже пробовал свои силы в скульптуре, но без большого успеха, как показывают головы, сделанные им в Неаполе во дворце герцога Гравины, мало удачные. Ибо он никогда не отдавался искусству с любовью и со старанием, а был зато очень искусен в расточении состояний и вещей, оставшихся после отца и деда. В конце концов при папе Павле III он отправился архитектором в Асколи и там однажды ночью был убит слугой с целью ограбления. Так угас род Лоренцо. Но не угасла слава его, которая будет жить века.

Страницы: 1 2 3 4 5 6

Это интересно:

Архитектурные особенности усадьбы Суханово
Дорога в Суханово проходит мимо малоизвестного архитектурного ансамбля XVII - XIX веков - бывшей Екатеринской пустыни. Начало этой обители было положено в 1658 г. царем Алексеем Михайловичем, который, охотясь в здешних лесах, узнал о рож ...

Люди эпохи
Закономерно, что время, придавшее центральное значение «богоравному» человеческому творчеству, выдвинуло в искусстве личностей, которые — при всем обилии тогдашних талантов — стали олицетворением целых эпох национальной культуры (личносте ...

Искусство древнерусской иконописи
Живописные изображения не были чужды культуре языческой Руси. Но именно с принятием христианства на Русь пришли и новые для нее виды монументальной живописи – мозаика и фреска, а также станковая живопись – иконопись. Монументальная живопи ...