Средневековое китайское искусство

Статьи » Средневековое китайское искусство

Страница 4

Повествовательны и полны деталями пейзажные картины VII — VIII веков. Летописи сохранили нам имена первых пейзажистов. Наиболее выдающимися среди них считались Ли Сысюнь (651 — 716), Ли Чжаодао (670 — 730) и Ван Вэй (699 — 759). Все они занимали чиновничьи посты при дворе и числились на государственной службе. Их творчество показывает, насколько многообразна уже в это время была пейзажная живопись. Картины Ли Сысюня и Ли Чжаодао насыщены по цвету, наполнены изображениями дворцов, фигурами людей. Природа в них представлена как место прогулок, путешествий и развлечений. Для передачи приподнятого, радостного образа мира художники применяли особую декоративную систему, построенную на сочетании сине-зеленых и белых плоскостей, изображающих горы и облака и образующих своеобразные кулисы. Синие и зеленые пики гор обведены золотой каймой, белые гряды облаков, перерезающих вершины, подчеркивают их устремленность ввысь, многочисленные детали, люди и строения, вкрапленные в пейзаж, яркими пятнами оживляют и декоративно дополняют картину. В этом стиле выполнен пейзаж Ли Чжаодао “Путешествие императора Минхуана в Шу”.

Ван Вэя, живописца, поэта и теоретика искусства, можно назвать родоначальником нового творческого направления, созданного художниками-монахами, искавшими отдохновения от мирской суеты и отрицавшими внешнюю, парадную сторону буддизма. Проповедуя интуицию как источник познания истины, Ван Вэй смотрел на мир глазами отшельника, созерцателя и поэта. Отказавшись от многоцветной палитры, он стал писать только черной тушью с размывами, добиваясь через тональное единство впечатления гармонии и целостности уведенного. В его картине “Просвет после снегопада в горах у реки” заснеженные дали, застывшая туманная гладь, черные деревья и безлюдье создают новый, неведомый прошлому образ природы. Ван Вэй открыл качественно новый этап в пейзажной живописи Китая, обозначил путь к поэтическому пониманию мира. Новой была не только единая тональность его пейзажей, но и осмысление масштабного соответствия и пространственного равновесия всех элементов композиции. В трактате “Тайны живописи”, вдохновенно излагающем пути к воссозданию красоты мироздания, Ван Вэй писал: “Далекие фигуры — все без ртов, далекие деревья — без ветвей, далекие вершины — без камней. Они, как брови, тонки, неясны. Далекие теченья — без волны. Они в высотах с тучами равны. Такое в этом откровенье!”. Стихи Ван Вэя, блистательного сановника, покинувшего свой пост при дворе и ушедшего в монастырь, чтобы писать картины и предаваться размышлениям, проникнуты теми же созерцательными настроениями, что и пейзажи. Манера Ван Вэя была подхвачена и развита целой плеядой живописцев сунской эпохи. Но они пошли еще дальше в своих поисках. На протяжении X — XI веков, в годы постоянных угроз со стороны северных кочевников, сокращения контактов с внешним миром и утраты иллюзии непобедимого могущества государства, сунские художники по-новому осмыслили эстетические качества природы, вечное обновление которой отождествлялось в их сознании с идеей гармонии и незыблемости бытия. Мудрая непреложность ее законов была возведена ими в ранг нравственного эталона, стала предметом раздумий и художественных обобщений, что привело к новой оценке жанров. Религиозные и бытовые сюжеты постепенно отодвинулись на второй план, уступив место пейзажу и сложившимся параллельно с ним жанрам “цветы-птицы”, “растения и насекомые”.

Послетанское время сделало множество важнейших открытий в области пространственного построения картин, их композиционного ритма, тональности. Многоцветность отнюдь не исчезла, но уже не определяла главную направленность пейзажной живописи. Красочная гамма картин смягчилась, общий колорит стал легким и прозрачным. Пространство приобрело для художников новый смысл. Оно стало пониматься как символ бесконечности мира. Исчезла характерная для танских ландшафтов многолюдность. Человек как бы растворяется во вселенной, превращаясь в ее частицу, ее атом. Крошечные фигурки путников в необозримых просторах природы подчеркивают ее грандиозную мощь, отмечают дальность расстояний. Изменчивость и многообразие форм мира стали источником бесконечной фантазии средневековых китайских живописцев. ПейзажиX—XIвеков поражают суровым величием. Композиционно более собранные, чем танские, они проникнуты цельным и глубоким чувством.

Первые пространственные построения связывают с именами живописцев конца IX — начала X века Цзин Хао и Гуань Туна. По сути именно они по-настоящему освоили вертикальную форму свитка. Пейзажи этих мастеров, исполненные черной тушью, показывают природу словно застывшей в своей первозданности. Величие и бесконечность мира, как правило, воплощаются в образе непомерно большой горы, выдвинутой на первый план и заслоняющей собою небо. В этих картинах уже нет следов танской повествовательности. Художники стремятся не к эмпирическому воспроизведению реальных форм, а к их философскому осмыслению.

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7 8 9

Это интересно:

Культура как "вторая природа"
В свое время немецкий философ Фридрих Вильгельм Йозеф Шеллинг (1775-1854) назвал мир, в котором мы живем, "второй природой". Речь шла о том, что современный человек отнюдь не Робинзон, и живет он не в первозданной природе. " ...

Брахман
Брахман, безличный аспект Абсолютной Истины представляет собой излучение трансцендентального тела Верховной Личности Бога, Шри Кришны. С осознанием Брахмана человек избавляется от желаний, связанных с материальным телом, т.е. от сексуальн ...

Исторические типы трансляции культуры
Не наследуя багаж своих знаний и умений генетически, люди с особым вниманием относятся к тому, что принято именовать культурным наследием. Ведь осваивая культурное наследие, они вступают в общение с предками, игнорируя разделяющее их врем ...