Лексика славянского язычества

Статьи » Лексика славянского язычества

Страница 1

Дальнейшее успешное развитие славянской сравнительно-исторической лексикологии все настоятельнее требует широкого привлечения экстралингвистических фактов. При этом чем древнее изучаемые пласты лексики, тем более возрастает значение данного требования. Особенно важны свидетельства смежных гуманитарных наук, им в первую очередь этнографии, для тех лексических групп, у которых можно предполагать связь с широким комплексом древних верований и представлений об окружающем мире, обусловленными ими обрядами, ритуалами, все вместе относимые к тому, что обозначается термином славянское язычество.

Представляется вполне приемлемым предложенное акад. Б. А. Рыбаковым расширенное понимание славянского язычества как "части огромного общечеловеческого комплекса первобытных воззрений, верований, обрядов, идущих из глубин тысячелетий". Унаследовав многие элементы духовной культуры предков-индоевропейцев, впитав не менее, если не более многочисленные черты иноплеменных культур, язычество определяло духовный облик славян не только до принятия ими христианства, но и долгое время после этого события. В эизни восточных славян языческая стихия заявляла о себе так мощно, что приходилось говорить об их двоеверии в течение многих столетий. Более или менее явственные следы прежних языческих воззрений и языческой обрядности обнаруживаются в разной форме още и в наше время (в частности, в виде примет, поверий, детских игр и т. п.).

Такое длительное и органическое проникновение язычества в жизнь и быт славянских племен и народов не могло не отложиться в славянских языках и прежде всего в лексике. Следует подчеркнуть что интерес к свидетельствам этнографии и фольклора при исследовании славянской лексики был характерен для филологии еще середины прошлого века. Достаточно вспомнить ряд удачных этимологий, предложенных А. А. Потебней в 60-х годах (бабочка и под.). К сожалению, эта линия исследований по ряду причин не получила большого развития ни у самого Потебни, ни у других ученых. Лишь в последние десятилетия снова появился интерес и к язычеству как таковому и к языческим мотивам в исторической лексикологии и семасиологии (труды Н. И. Толстого, Вяч. Вс. Иванова и В. Н. Топорова, О. Н. Трубачева, А. В. Десшщкой и др.).

Примечательно, что учет возможных ассоциаций, связанных с языческими представлениями, может помочь пролить свет даже на некоторые фонетические и морфологические явления. Так, для метатезы в рус. ладонь < долонь (праслав. *dolnь) не исключена возможность влияния слова лада 'супруг, супруга' и производных от корня лад-, касающихся языческой свадебной церемонии, в первую очередь, широко распространенных припевов "ой ладо, ладо", "ой дид-ладо" и под. Постоянное сопровождение свадебных песен плесканием долонным (по-видимому, первоначально имевшим ритуальный характер) привело к возникновению устойчивой ассоциации между пением и действием, что послужило психологической основой для метатезы.

Сходным образом объясняется и субституция о > у в собственном имени Кузьма при более раннем Козьма, Косма (из греч. Kosmas). Фольклорные и этнографические данные свидетельствуют, что существовала легенда о святых Козьме и Демьяне как первых кузнецах (в силу звукового сходства имени со словом). Постоянная ассоциация Козьмы с кузнецом, кузницей, кузнечным делом, которое рассматривалось как магическое действо, способствовала дальнейшему сближению фонетического облика имени с соответствующим апеллятивом.

Страницы: 1 2 3 4

Это интересно:

Классификация диалектов гуаньхуа
В 1934 г. издательство «Шэньбаогуань» выпустило атлас «Новые карты Китайской республики»; в классификации, приложенной к карте 56 «Распространение языков», были выделены четыре языковые семьи: сино-тибетская, урало-алтайская, австро-азиат ...

Горгий и горгианские фигуры
Публичная речь была неотъемлемой частью политической жизни Древней Эллады. Для того, чтобы завоевать успех, политик должен был в совершенстве владеть искусством красноречия. Помимо политических деятелей, ораторское искусство в V веке до н ...

Александрийский маяк
Только одно из Семи Чудес Древнего мира несло в себе не только архитектурную элегантность, но и практическую функцию: Александрийский (Фаросский) Маяк. Он гарантировал для моряков безопасный возврат в Большую Гавань. Кроме того, он был са ...