О лингвистическом изучении города

Статьи » О лингвистическом изучении города

Страница 3

В Киеве (1926 г.) из 513 629 ысего населения - рабочих 52 903 (+ их иждивенцев 81 056), служащих 55 030 (+ их иждивенцев 82 684), а всего с иждивенцами в этих группах 279 625; пенсионеров 9 153 (+ иждивенцев 7 228); стипендиатов 5 999 (+ иждивенцев 1 199); безработных 28 995 (+ иждивенцев 22 692); свободных профессий 3 332 (+ иждивенцев 2 722); торговцев 7 756 (+ иждивенцев 12 933); хозяев, домовладельцев и нетрудящихся 3 589 (+ иждивенцев 5 238); кустарей и пр. 31 475 (+ иждивенцев 46 215).

Уже сравнение данных этих двух городов очень показательно. Чем больше город - тем значительнее удельный вес двух основных групп - рабочих и служащих. В Ленинграде они (с иждивенцами) составляют 69%, в Киеве 54,4%. Все остальные группы относительно очень малы.

Нет нужды говорить, что показанный состав населения резко отличает город от деревни. Второй отличительной особенностью является наличие "иностранцев" - и соответственно ему "многоязычие" города, но об этом в другой статье.

Соответствует ли установленная социально-экономическая группировка лингвистической? Можно ли думать, что в городе столько диалектов, сколько профессий или социально-экономических категорий? Пока нет большого достоверного материала о языковом быте города, на этот вопрос научного ответа дать нельзя. Можно высказать только несколько априорных суждений, основанных главным образом на разработке соответствующих материалов на Западе.

Тесная бытовая спайка обусловливает языковую ассимиляцию, сложение своеобразных у данного коллектива разговорных (и письменных) типов речи. Следовательно, мы могли бы предполагать некоторую языковую спецификацию, например, у студенчества, солдат и моряков, у рабочих одной фабрики и в несколько меньшей мере у лиц, принадлежащих к одной профессии - у служащих одного учреждения и у служащих вообще, - в меру постоянства, прочности контингента этих групп.

Никакого языкового разнообразия нельзя предположить у лиц свободных профессий, или "хозяев", или "кустарей". У торговцев должны быть отличительные "профессиональные" языковые элементы, особенно ввиду большой устойчивости этой группы.

Во французской лингвистике находим два крайних взгляда на лингвистическую ситуацию современного города. Дельво насчитывает в Париже 284 арго (причем в его списке отдельно фигурируют, например, argot des imprimeurs и argot des typographes): "В Париже каждый говорит на арго. Иностранец или француз-провинциал, отлично знающий язык Боссюэ и Монтескье, - не поймет ни слова, когда попадает в мастерскую художника или в рабочую харчевню, будуар кокотки, редакцию газеты или даже в бульварную толпу. Во Франции говорят по-французски, но в Париже слышится арго, причем меняющийся от квартала к кварталу, из улицы в улицу. Сколько профессий, столько жаргонов". Это ненаучное суждение досужего наблюдателя. На противоположной точке зрения стоит, например, Л. Сэнэан:

"Разные профессиональные классы когда-то имели каждый свой специальный язык, насыщенный арготизмами: кровельщики, каменщики, жнецы, шелкоделы, сукноделы, льночесальщики, каменоломы, землекопы .

Это были настоящие жаргоны, т.е. тайные языки - доступные только профессионалам, членам замкнутых цехов. Такое положение вещей целиком переменилось с облегчением и ускорением средств сообщения. А раз бывшие некогда условия изоляции отпали, последовали сношения разных профессиональных классов, все более и более частые, а вместе с тем и постоянное смешение языковых особенностей.

Профессии и ремесла теперь уже не располагают специальными языками, но лишь номенклатурой, технической лексикой, основные элементы которых проникли и усвоены простонародной речью".

И в другом месте: "Мы будем изучать последовательное отражение этих специальных факторов, разнообразных и многочисленных, на лексике низового языка (bas-langage), и прежде всего будем различать при этом две социальные группировки сообразно с тем, принадлежат ли их представители к легальным классам или они живут более или менее "на окраине общества" (en marge de la société).

Само собой разумеется, что мы не будем пересматривать всех профессиональных классов. В лингвистическом отношении, что нас здесь и интересует, только небольшое число их оказало действительное влияние, и среди них армия, моряки, рабочие дали особенно много . Прибавим, что специальная лексика солдат, моряков, рабочих принадлежит XIX веку, и что все они подверглись сильному влиянию воровского жаргона, который, таким образом, имел возможность разными путями проникнуть в простонародную парижскую и провинциальную речь".

Страницы: 1 2 3 4 5 6 7

Это интересно:

Письменность ацтеков
Пиктографическое письмо с элементами иероглифики, которым пользовались ацтеки, известно с 14 века. Материалом для письма служили кожа или бумажные полоски, складывавшиеся в виде ширмы. Определенной системы расположения пиктограмм не суще ...

Мстёра
В коллекции произведений современных художественных промыслов, хранящихся в Русском музее, значительное место занимает лаковая миниатюра Мстёры. Изготовление лакированных шкатулок с миниатюрной росписью на крышках возникло в нынешнем пос ...

Фимистий и Гимерий
Современниками Либания были два знаменитых ритора— Фимистий (320—390 гг.) и Гимерий (315—350 гг.). Фемистий был настолько же известен в Константинополе, насколько Либаний— в Антиохии, но, в отличие от Либания, Фемистий серьезно занимался ...