Картина мира. Показанная в Младшей Эдде

Статьи » Картина мира. Показанная в Младшей Эдде

Страница 2

“…И верю я, что Один и его братья - правители на небе и на земле. Думаем мы, что именно так его зовут. Это имя величайшего и славнейшего из всех ведомых нам мужей, и вы можете тоже называть его так…Сыовья Бора убили великана Имира. А когда он пал мёртвым, вытекло из его ран столько крови, что в ней утонули все инеистые великаны. Лишь один укрылся со всею семьёй. Великаны называют его Бергельмиром (“ревущий как медведь”). Он сел со своими детьми и женою в ковчег и так спасся. ( в примечании сказано, что слово, за “ковчег” Снорри Стурлуссоном ошибочно было принято слово “гроб” - отголосок легенды о ноевом ковчеге). От него то и пошли новые племена инеистых великанов, как о том рассказывается:

За множество зим

до создания земли

был Бергельмир турс;

в гроб его при мне положили

вот что первое помню.

Вот как изображает Снорри Стурлуссон процесс возникновения мира, в котором мы (и асы) существуем: “Потом сыновья Бора взяли Имира, бросили в самую глубь Мировой Бездны и сделали из него землю, а из крови его - море и все воды. Сама земля была сделана из плоти его, горы же из костей, валуны и камни - из передних и коренных его зубов и осколков костей… из крови, что вытекла из ран его сделали они океан и заключили в него землю. И окружил океан всю землю кольцом, и кажется людям, что беспределен тот океан, и нельзя его переплыть… взяли они череп его и сделали небосвод. И укрепили его над землёй, загнув кверху её четыре угла, а под каждый угол посадили по карлику. Их прозывают так: Восточный, Западный, Северный и Южный. Потом они взяли сверкающие искры, что летали кругом, вырвавшись из Муспелльсхейма, и прикрепили их в середину неба Мировой Бездны, дабы они освещали небо и землю. Они дали место каждой искорке: одни укрепили на небе, другие же пустили летать в поднебесье, но и этим назначили своё место и уготовили путь. И говорят в старинных преданиях, что с той поры и ведётся счёт дням и годам, как сказано о том в “Прорицании Вёльвы”:

Солнце не ведало,

где его дом

звёзды не ведали,

где им сиять,

месяц не ведал

мощи своей.

Так было раньше.

Заметно, какую роль в создании этого мира играет физиология: кости, зубы, кровь… вообще - труп. Тут просматривается фундаментальное идеологическое различие авраамического монотеизма и “языческого” пантеизма. Скандинавский мир конечен. Эта реальность и возникла то благодаря смерти Имира. Здесь смерть порождает жизнь - в пику христианству, где человек - душа его, в отличие от тела, бессмертна. У Снорри со смертью оболочки телесной происходит и смерть духовная, но снова же дальнейшие события возвращают нас к извечному замкнутому кругу: из мёртвого тела возникает новая жизнь. Примечательно то, что всё созданное есть вещи самодостаточные - покорные искры-звёзды, череп-небосвод. Но стороны света, так важные скандинавам-мореплавателям, одухотворены. В итоге земля приобрела свой законченный вид: “Она снаружи округлая, а кругом неё лежит глубокий океан. По берегам океана они отвели земли великанам, а весь мир в глубине суши оградили стеною для защиты от великанов. Для этой стены они взяли веки великана Имира и назвали крепость Мидгард (“средняя ограда”). Они взяли и мозг его и, бросив в воздух, сделали облака. Вот как об этом сказано:

“ Имира плоть Из век его Мидгард

стала землёй, людям был создан

кровь его - морем, богами благими

кости - горами, из мозга его

череп стал небом, созданы были

а волосы - лесом тёмные тучи”.

Затем идёт описание того, как на свет появился человек: “Шли сыновья Бора (в примечании - “по Старшей эдде первых людей создали не сыновья Бора, т.е. Один, Вили и Ве, а боги Один, Хёнир и Лодур”) берегом моря, и увидали два дерева. Взяли они те деревья и сделали из них людей. Первый дал им жизнь и душу, второй - одежду и имена: мужчину нарекли Ясенем, а женщину Ивой. И от них-то пошёл род людской, поселённый богами в стенах Мидгарда”. Ясень и Ива - Адам и Ева. Параллель чёткая и сомнению не подлежит. Но вот в именах-то и кроется различие. В отличие от “человеческих” имён ветхозаветных героев, древесные имена первых людей несут особый смысл. По моему мнению имя мужчины недвусмысленно отсылает к дереву-центру скандинавского мирозания - ясеню Игдрасселю, который укоренился везде - и на земле, и в облаках. Он-то (ясень, мужчина) и есть основа, костяк всего сущего.

Далее рассказчик говорит об асах: “Вслед за тем они построили себе град в середине мира и назвали его Асгард, а мы называем его Троя (в примечании: “единственное, кроме вступления, упоминание Трои в книге”). Там стали жить боги со всем своим потомством. И там начало многих событий и многих распрь на земле и на небе”. Картина мира вырисовывается окончательно: окружённая океаном земля. На самом краю, ближе всех к краю живут ётуны. Затем стена Мидгарда, за которой живут люди, и с самом сердце земли - Асгард, где в месте Хлидскьяльв (“утёс”, “сторожевая башня”) восседает Один, и видит все миры и все дела людские, и ведома ему суть всего видимого. “Имя жены его - Фригг (“любимая”), дочь Фьёргвина, и от них родились все те, кого мы зовём родом асов, и кто населяет древний Асгард и соседние страны. Все они божественного происхождения. И должно величать Одина всеотцом, ибо он - отец всем богам и людям, всему, чтомощью его было создано. И земля была ему дочерью и женою. От неё родился его старший сын, это Аса-Тор (“Тор асов”(“тор”-гром)).

Страницы: 1 2 3

Это интересно:

Региональные газеты
Региональные или провинциальные газеты - это газеты, которые выходят за пределами Лондона. Исключая общенациональную печатную индустрию, сам Лондон обладает одной главной газетой ("Evening Standard") с ежедневным тиражом около 4 ...

Духовная традиция и некоторые черты искусства Китая
«Сердце должно быть абсолютно чистым, без пыли, и пейзаж тогда возникает из самых глубин его» (Ван Ю). «Краснодеревщик Цин вырезал из дерева раму для колоколов. Когда рама была закончена, все изумились: рама была так прекрасна, словно ее ...

Социокультурная сущность революции 1917 года
Революция 1917 года: некоторые оценки. Советская эпоха в истории отечественной культуры, открытая октябрем 1917 года, несет на себе ни с чем не сравнимый отпечаток трагичности и противоречивости, столь свойственный всем общественно-истори ...