Интегративные коды

Статьи » Пронимальная символика » Интегративные коды

Страница 1

С беременностью связано множество правил и запретов, которые формулировались в виде советов-табу, составляя обширный пласт женского фольклора. Особенно актуальны эти советы во время первой беременности, игравшей роль своеобразного женского “посвящения”: только после рождения ребенка (иногда - нескольких или только девочки) женщина обретала статус бабы, до тех пор после свадьбы пребывая в промежуточном положении молодухи. Так что советы имели посвятительный смысл приобщения молодой к традициям бабьего сообщества и его нормам (поскольку каждый совет - не что иное, как норма, и в большинстве своем эти нормы действовали не только во время вынашивания ребенка, но на протяжении всего бабьего - детородного - периода жизни женщины). Поэтому их можно считать выражением статусных норм - этического комплекса материнства.

Значительную часть их составляют запреты на разные проявления деструктивного поведения: ссоры и брань, испуг (реакцию отторжения), агрессию - и их символы.

Ссоры и брань. “Матери нельзя . ругаться, надо быть добрым человеком, - учит меня в псковской деревеньке Морозово местная шептуха. - Чтоб женщина, особенно когда она носит, - было доброе сердце, сама добрая.” В противном случае всееё беды (трудные роды, уродство и болезни ребенка) будут ставить ей в вину: “Ага, ты сказала (скверное слово. - Т.Щ.) - вот и ребенок такой!” (АМАЭ, ф.К-1, оп.2, мат-лы Т.Б.Щепанской, 1995. Псковская обл., Пустошкинский р-н.).

По поверьям, бытующим до сих пор, брань, сквернословие матери, ее ссоры с родней и соседками могут стать причиною болезни ребенка, возникновения у него бессонницы, страхов, немоты и заикания, слабоумия и безумия, а иногда физического уродства (описан случай рождения ребенка с уродливой губою, приписываемый неуживчивому характеру его матери)22 и смерти.

Испуг. По сей день широко бытуют запреты на испуг (под которым традиция понимает переживание и проявления отторжения* ). Испуг матери во время беременности считался причиной разного рода психических и физических расстройств (фобий, припадков, нарушений речи, слабоумия и проч.):

“Говорили, что быва в животе еще у матери испугается, - вспоминают один такой случай на р.Пинеге. - Вот Петька Немой - он всё коров боялся, так мать рассказывала: у татька была корова - бодлива порато. И она корову испугалась. И Петька родился - не говорил, и теперь не говорит. Анна говорила: - Я испугалась тоды корову, дак он уже всё коров боялся.”(АМАЭ, ф.К-1, оп.2, д. ).

Табуировался не только испуг, но и жест испуга(следует учитывать неразделенность психо-соматического комплекса в народных представлениях):

“Когда беременная, уже живая половина, - наставляла меня бабушка из п.Котлы, - когда напугаешься, только за живот не хватайся: это будет черное пятно у ребенка.”

Испугавшись, нельзя хвататься за живот, лицо, голову, вскрикивать, вздрагивать - как-либо проявляя страх.

Запрет распространялся также на всё, что считалось в народных верованиях причиной испуга. Наиболее сильным и опасным представлялся испуг от собаки (и нек. др. животных); специальные меры “от испуга” предпринимались в случае смерти кого-л. в доме, при встрече с покойником; при созерцании пожара, а также в дороге и чужих местах. Все эти объекты и события табуированы во время беременности.

Животные. Беременной нельзя бить, пинать и перешагивать собак, кошек, кур, свиней, пинать корову. Особенно опасно их пугаться: в народных рассказах у женщины, испугавшейся во время беременности собаку, родился ребенок с лицом “как собачья морда”; у испугавшейся волка - на лице у ребенка оказалась будто бы волчья шерсть. Опасно во время сенокоса раскосить мышь, лягушку, змею, зайца - мелкое животное: схватишься за лицо или живот - у ребенка будет родимое пятно.

Смерть. Табуируется смерть - во время беременности нежелательны любые формы соприкосновения с нею. Женщине нельзя в этот период смотреть на покойника и находиться в избе, где он лежит; провожать его на кладбище, а особенно - бросать землю в могилу (из страха, что она поглотит и будущего ребенка). Нельзя одной ходить на кладбище и переходить дорогу, по которой несут покойника. Опасно даже думать об умершем.

Уродства. Сюда же примыкает запрет смотреть на уродов, в особенности - слепых и припадочных, - причем это мотивировалось также возможностью испуга: “Нельзя смотреть беременной на этих припадочных - чтоб они на глаза попадались: испужаешься - может у тебя быть припадок.”(Псковская обл., Пустошкинский р-н, 1995). Слепые и припадочные воспринимались в народе как отмеченные печатью потустороннего (неполное присутствие в мире живых или временное отсутствие: припадки - как “временная смерть”).

Страницы: 1 2

Это интересно:

Социальные, лингвистические и психологические факторы языковой ситуации в Папуа Новой Гвинее
Прежде чем анализировать языковую ситуацию в бывшей австралийской части Новой Гвинеи (мы, таким образом, оставляем в стороне Западный Ириан), необходимо дать ее самую общую характеристику. Прежде всего, отметим, что на сравнительно небол ...

Этикетная формула
Этикетная формула часто представляет собой фразеологизированные предложения, являющиеся готовыми языковыми средствами. Многие из них включают уже ушедшие, самостоятельно не употребляющиеся слова. Представляя кого-нибудь при знакомстве, го ...

Диалектическая и формальная логика
Рассматривая вопрос о значении логики для развития культуры мышления, необходимо отметить, что современная логика представляет собой две взаимосвязанные и вместе с тем относительно самостоятельные науки - диалектическую логику и формальну ...