Страница 1

Ночь пролетела как один миг. Может быть потому, что была очень короткой — нас разбудили, когда за окном была еще ночная тьма. Подкрепившись традиционным индийским чаем, мы, сопровождаемые Мишрой, двинулись к Гангу. Город словно и не ложился спать, по улицам торопливо шагали люди, на порогах лавок сидели торговцы. Чем ближе к реке, тем плотнее становилась толпа. Улицы и без того не очень широкие стали еще уже, и, хотя почти рассвело, свет с трудом проникал вниз, чему во многом мешали почти смыкавшиеся над головой балконы невероятной величины. Совсем близко к реке улицы сузились до предела, казалось, стоит развести руки, как достанешь до противоположных домов. Впрочем, раздвинуть руки было невозможно, так как люди двигались сплошным плотным потоком.

Солнце еще не взошло, и люди шли молча, спеша окунуться в воды Ганга до восхода светила. Под ногами был влажный ковер из разбросанных цветов, которые чуть ли не сплошь устилали землю, ноги скользили по этой жиже, и нужно было сохранять равновесие, чтобы не упасть. Недавно прошли сильные дожди, вода в Ганге поднялась, едва не затопив близлежащие улицы. У самой реки ноги погружались в воду чуть ли не по щиколотку. В нынешние годы Ганг милостив к Варанаси: последнее ужасное наводнение было давно — 20 лет назад. В 1948 г. река вышла из берегов и хлынула в город, многие тысячи людей погибли в мутных илистых водах реки. Об этом событии до сих пор напоминают огромные дыры в каменных стенах зданий, стоящих у реки.

Улица сузилась до предела, по обеим сторонам ее расположились торговцы. Как они ухитрялись торговать в этой густой толпе, уму непостижимо. Больше всего продается цветов, их здесь целые горы на больших металлических подносах и прямо на земле. Пряный аромат жасмина и каких-то желтых цветов плыл над улицей. К нему примешивался острый запах специй, добавляемых в пищу, которую готовили прямо на улице, ведь надо накормить тысячи людей. Вдоль улицы стоят ряды медных кувшинов, самых разнообразных размеров и форм. Но больше всего узкогорлых высоких сосудов — ими торгуют особенно бойко. Многочисленные паломники наберут в них святую воду из Ганга и повезут домой. Фигуры богов, копий храмовых изображений, наперебой предлагаются -богомольцам. Фигурки Шивы встречаются особенно часто.

Но вот улица делает последний поворот, и перед нами открывается широкий простор. Хорошо виден противоположный широкий берег реки. Горизонт затянут дымкой. Солнце еще не поднялось, но уже чувствуется, что вот-вот выкатится его оранжевый диск.

А внизу, словно в огромном античном амфитеатре, расположились люди. Мужчины и женщины, старики и дети. По обеим сторонам спуска к реке выстроились нищие. Слепые, безногие, покрытые язвами, они робко протягивали свои руки в надежде получить милостыню.

По дощатым мосткам мы спустились к самой воде. Слева и справа тянулись нескончаемые ряды больших зонтов, сделанных из пальмовых листьев. Под ними сидели брахманы. Между зонтиками бродили, лениво мотая головами, коровы и козы, подбирая упавшие цветы.

У легких дощатых причалов стояли десятки суденышек — совсем крошечные лодки и рядом небольшие катера. Некоторые из них напоминали спущенные на воду резные домики. К лодкам вода прибила шелуху, орехи, кожуру бананов, все это плавало в мутной черноватой воде святой реки. Лодочники, словно солдаты перед десантом, выстроились у своих судов, предлагая туристам прокатиться.

Мишра провел нас по шатким мосткам к витиеватому сооружению, покачивавшемуся на воде. По старой деревянной лестнице мы поднялись на судно, где вдоль невысокого парапета стояли разномастные стулья. Два лодочника, весело улыбаясь и уверенно орудуя своими длинными веслами, вывели нашу лодку на широкую гладь реки.

Когда мы отплыли достаточно далеко, стало видно огромное полукружие всего берега.

Тысячи людей расположились на широких каменных лестницах, именуемых гхатами. Ступени вели в воду. Люди стояли, лежали, сидели, но лица всех были обращены в сторону готового выйти из-за горизонта солнца. Некоторые уже погрузились в воду, молитвенно сложив руки и полузакрыв глаза. Многие держали в руках медные сосуды и цветы. Все застыло в напряженном ожидании.

Страницы: 1 2 3

Это интересно:

Рубенс Питер Пауэл
Рубенс Питер Пауэл (Rubens, Sir Peter Paul) (1577-1640 гг.), величайший фламандский живописец 17 века, блестящий представитель стиля барокко в Европе. Учился в Антверпене, но настоящее художественное образование получил в Италии, где жил ...

Храмовое зодчество Южной Франции: адаптация северных моделей к местным условиям
В период, когда возводился фасад южного трансепта в Руане, в Лионе начали строить занадный фасад. Область портала с проходящим над ним глухим трифорием была создана между 1308 и 1332 годами, но затем строительные работы приостановились. Я ...

Кабинет
Соседняя с гостиной комната с большим итальянским окном и дверью на балкон дважды служила Толстому кабинетом: с 1856 по 1862 год и с лета 1902 года до его отъезда из Ясной Поляны 28 октября 1910 года. Здесь Толстой работал над произведени ...